Савченок Юрий Николаевич

Оцените материал
(0 голосов)

Савченок Юрий Николаевич (интервьюирование) [1]

Цель нашего интервью - узнать больше о вашей жизни. Кем вы работали на Колыме?

-Кем я только не работал. Началось все с того, что я пришел на завод, на ЦРЗ (центральный ремонтный завод средств связи), оклад там мне показался низким потому, что мне нужно было еще привезти семью, жену и ребенка. Я извинился, отказался и пошел в другую организацию - Колыма Строй, работать инженером по технике безопасности. Там я проработал где-то пол года, но в отделе кадров ЦРЗ работала женщина, как я понял тоже ленинградка, она меня запомнила и нашла. Дело в том, что при заводе, сусуманском ЦРЗ открылся филиал магаданского ЦКБ(центрального конструкторского бюро). Я уволился из Колыма Строя и поступил в этот филиал. Работал там рядовым конструктором. Там уже была набрана небольшая группа, руководитель- Николай Фомич Тахтобин.

-Почему вы приехали именно в Сусуман? Есть же еще множество городов в которые можно было уехать из Ленинграда.

-Это касается моей супруги. Возможно ей кто-то подсказал. Она писала в многие организации. Дело вот в чем, она поступила в кооператив. Мы копили на трехкомнатную квартиру, естественно квартиру в Ленинграде мы позволить себе не могли и она стала искать, куда можно завербоваться, чтобы заработать. Сейчас в этой квартире живет внук, супруги уже нет, она ушла в иной мир. А я здесь уже с 69-ого года. Все квартиру отрабатываю, которую я уже отработал и не могу уехать с севера. Понравилось или не понравилось, не знаю как это объяснить. Сейчас я уже пенсионер и давно пенсионер. Начинаю припоминать с какого года пенсионер, я же был долгое время работающим пенсионером. Только в 97-ом году я стал пенсионером по настоящему.

-Как вы обучались на конструктора? И как вообще проходило ваше обучение?

-Это было в Ленинграде, чисто случайно. Работал на заводе, слесарем, в своё время я закончил ремесленное училище, слесарь по сборке и ремонту промышленного оборудования пятого разряда, работал на почтовом ящике. Как то вечером, в вечернем Ленинграде я прочел объявление, что набираются конструкторские курсы на год, которые оплачивались со стипендии. Чтобы идти на курсы, нужно было уволиться, почтовый ящик не хотели меня отпускать, увольнение прошло с большими затруднениями. Уволился, пошел на курсы, закончил их, двое у нас закончили с повышенной стипендией - 790 рублей. А курсы открыл и готовил для себя конструкторов научно-исследовательский  институт транспортного машиностроения. Нас готовили конструкторов по оснащению, проектировать оснащение. Смысл в том, что транспортное машиностроение по целлюлозе обширное, институт этот тоже имел множество филиалов по стране. То есть это было что-то на подобие холдинга оборонной промышленности, танкостроения. Выпускались танки, но танки нужно изготовить, а чтобы изготовить нужно оснащение, а для того чтобы было оснащение нужны специалисты. Вот  и попал, закончив курсы стал работать конструктором по оснащению и здесь, на заводе в техотделе работал по оснащению. Помню, сделал для трактора Т-180[2] кантаватель для ремонта рамы. Большая конструкция, на которую можно класть ремонтируемую раму и вращать вокруг оси, чтобы сварщику было легче добраться куда нужно.

-То есть вам нравилась ваша работа?

-Да, я работал с большим удовольствием. Да ЦКБ, но потом я перешёл опять на завод, там произошли большие изменения, в лучшую сторону, с зарплатой было нормально, я отработал некоторое количество лет и пошли надбавки, на заводе я проработал до пенсии.

-Расскажите пожалуйста, что вы помните о Ленинграде послевоенных дней, о районе в котором вы жили.

-Район Держинский центральный. Бомбили весь Ленинград, и нам досталось, куда деваться. Помню, 22-ого началась война, а где-то через пол года, было холодно,у нас выбило несколько стекол во время бомбежки. Мама сразу скомандовала как и что сделать. Мной командовала мама, если бы не она я и моя сестренка вряд ли бы выжили, мы выжили, а она нет.

-А вы помните школьные дни?

-Я помню только вечернюю школу, я же был эвакуирован из Ленинграда, в детдоме я закончил 5 классов. Уже в Ленинграде, я поступил ремесленное училище, а при нем в вечернюю школу. Но это не моя заслуга, меня можно сказать затащил меня товарищ, староста группы, он видимо многих агитировал, но не шли , а я поддался и вот закончил 10 классов, 6 и 7 учась в ремесленном училище, 8, 9 и 10 уже работая на заводе. Получив аттестат, естественно поступил в вечерний институт военно-механический. Я работал по оснастке, оснащали производства по оснащению танков. Так вот, закончил военно-механический институт, отработал еще пару лет и прилетел сюда, сначала один, на разведку, правильно сделал, семья приехала намного позже, все хорошо поменялось, в лучшую сторону и я освоился, все было окей.

-Вас не напугали наши суровые зимние морозы?

-Нет. Морозы, да у нас холодно, но я особо не чувствую их. В морозах, что страшит? Что дома что-то перемерзнет, водопровод, а так все окей, все отлично. А сейчас живет семья внука, жена его, моя правнучка Даренка и он, Антошка, а сын, Лешка в 2008 году ушел в иной мир.

-Вы говорили , что ваш внук хорошо учится.

-Да, внук молодец, он с первого раза поступил в университет, закончил, поступил в аспирантуру, закончил, а сейчас работает в какой-то организации. Он доволен, только вот часто за границу летает, в командировки. Я ведь тоже хотел аспирантом стать, потом кандидатом технических наук, только не получилось, засосал Сусуман. В Ленинграде наверное я бы смог этого добиться. Знаете, я считаю меня спасла учеба, я это начал понимать потом, отца же я потерял еще в начале войны, мать в январе 43-его ушла, меня эвакуировали. Так, что наверное, я должен был охулиганиться, детдом потом ремесленное, но нет.

-Как вам давалась учеба?

-Не сказал бы, что легко. Часто не досыпал, а это сильно по мозгам бьет. Учился, меня никто не загонял, сам шёл, хотел. Кстати в институт с первого захода не зашел, только со 2-ого раза. Учился трудно, дважды брал академический отпуск. В институте уже лучше.

-Вы хорошо учились?

-По-разному. Во всяком случае диплом хорошо защитил, сам удивился.

-Вам было интересно обучатся?

-Да. Тем более, я шел по одной специальности.

- То есть вы уже в институте определились со своей будущей профессией?

Да нет…  При поступлении я мог бы выбрать институт и полегче, не с механическим уклоном, а попроще, но нет выбрал, себе на голову, так сказать. (смеётся) Там строго было… строго. Если не сдал работу, могли и к экзаменам не допустить, пока не сдашь. Но вспоминаю с добром. Случалось, получал «пинки», но все были за дело, я не обижаюсь.

- В институте у вас был товарищ, который вас поддерживал?

Нет… Товарища, не было. Не получалось у меня это дело. А вот здесь было несколько ребят. Один охотник - Свицов Михаил, он токарем в бульдозерном цехе работал, второй турист - Женя Стабровский, работал ростовщиком в экскаваторном цехе и туризмом увлекался. А вот третий Сугробов Слава он и охотник, и турист был.  Вот собирались они в поход, да меня с собой брали. Любил я с ними по тайге шастать, по сопкам… пока они были живы. Хотя я не прав, я точно, не знаю, жив ли Михаил, он давно уехал. А вот Женя здесь погиб… Так, когда уходили мы в поход я значит с рюкзаком на плечах, со штативом за ними с фотоаппаратом бегал, а они налегке по тайге бродили.

- А вы помните тот день, когда вас вывозили из Ленинграда?

Знаете, я не могу вам об этом рассказать, потому что был сильно болен - был без сознания, к тому же и с высокой температурой. Я даже не помню, как нас разъединили с сестрой… Её в милицию вроде бы отвезли, а меня… меня я даже толком и не знаю куда, а потом уже в детдом.

- Часто болели?

Я бы не сказал, болел я из-за голода, хватал всё что можно и нельзя есть, и траву ел, и продукты порченные, да всё, что угодно…

Когда переезжали детские дома, я оказался в Вологодской области, а сестра в Ставропольском крае. И она потом меня нашла, написала письмо в Ленинград, а к тому времени я был уже там.  Получилось так, что в наш детдом за своим сыном приехал отец. Мальчика, как и меня, звали Юрой. Получается, нас было два Юры, я был Юра «старший», а он Юра, «младший». Так вот, приехал папа за Юрой «младшим», ну и ему предложили уехать в Ленинград, при этом разрешили взять меня с собой - мне повезло. Когда приехал, квартира была занята моей тётей. Но всё равно мне же нужно было где-то жить, куда -то поступать. Тем более она мне сказала такую фразу: «ты свалился как снег на голову». Хотя я, наверное, был виноват, нужно было написать, предупредить… На тот момент у неё было двое сыновей – Сережа и Валентин. Ну, в общем, я пошёл к своему знакомому, мы с ним встретились, разговорились, а его мама мне посоветовала пойти в ремесленное училище, там как раз её муж директором работ. Я ни его, ни её не знал, зато она меня знала по маме моей, видимо, моя мама с ней дружила. И к тому же я хоть и маленький, но хулиганистый был, поэтому и знала меня.  Потом я разузнал всё про училище, забрал справку из детдома и собственно пошёл учиться. При ремесленном училище, как раз и общежитие было, так что вопрос с жильем был неожиданно быстро решен. Я вот вспоминаю свою жизненную кайму, и понимаю, что меня всё время берег мой ангел хранитель. Вот так…

У сына моего был рак желудка.  Он служил в Казахстане, в ракетных войсках, а там была какая-то вредная химическая заправка, и видимо это способствовало развитию рака. Это у него давно было, так как он дотерпел до последней стадии.

-Расскажите, пожалуйста, про еду в военное время?

Я лучше молчать буду. Ну, тяжело было назвать это едой. Вообще мама всегда за продуктами ходила. Как-то она мне рассказала про такой случай -  Девочка пришла с карточками, а её подкараулили мальчишки, отобрали деньги, продукты… Так что мне было тяжело сказать из чего был сделан хлеб, то клей столярный добавляли, то ещё что-то, во всяком случае мама приносила заменитель хлеба, мы называли его «дурандой». Из семечек выжимали масло, а из оставшейся массы и делали «дуранду ». Часто были заменители продуктов. Мама приносила каждому кусочек хлеба по 125 грамм. Этого конечно не хватало, только в рот положил, сразу опять «мама есть хочу». Лучше не вспоминать…

- А кем мама работала?

Мама не работала. Папа ушел добровольцем на фронт, а  мама за него получала деньги. И кстати насколько я помню, наверное, мне было лет 6, мы с мамой были на фабрике, то ли на прядильной, то ли на ткацкой. Почему то я хорошо запомнил тот гул станков, поставленных вдоль помещения и то, что нас из-за меня выгнали, так как заходить на фабрику с детьми, было запрещено. Вот и всё что я помню. Перед войной мама не работала. Жили, конечно, не шикарно, всякое бывало...

-А какого числа у вас день рождения?

21 ноября. Я скорпион по знаку зодиака.

 

.

Прочитано 74 раз Последнее изменение Суббота, 10 ноября 2018 09:03
Другие материалы в этой категории: Герасимова Нина Андреевна »