Торжество жизни

Оцените материал
(0 голосов)

   Я и сейчас помню этого человека: худощавый, очень подвижный, с постоянной улыбкой на губах и светлыми приветствиями всех, кого встречал на своем пути. Его действительно знали многие в поселке Ягодное, уважали, ценили, искали с ним знакомство. Хотя он никогда не занимал руководящих должностей, не распоряжался финансами и судьбами. А был просто художником-оформителем в Ягоднинской автобазе. Тогда, в 70-80-х годах в штатах предприятий и организаций обязательно были оформители стенгазет, зданий контор, цехов, почетных стендов, колонн работников на демонстрации. Чем лучше украшена колонна, чем больше лозунгов и портретов, эмблем и мелкой атрибутики, тем больше уважения и положительных оценок получал руководитель предприятия.

     Иван Петрович Воскобойник, художник автотранспортного предприятия, делал все быстро и уверенно, рисовал портреты классиков марксизма, создавал собственные плакаты на злобу дня, любому лозунгу мог подобрать шрифт, величину букв и колорит красок, чтобы послание читалось, бросалось в глаза, запомнилось. Надо сказать, что он очень бережно относился к своим произведениям. Никогда не замазывал старый лозунг для написания нового. Хранил многочисленные эскизы оформления красных уголков и залов, где собирались шоферы. Его универсальные трафареты по безопасности ходили по другим учреждениям поселка, забыв имя автора. Смело брался за оформление многометрового плаката-панно на стену многоэтажного дома и юбилейного значка к значимой дате. Иван Петрович мог строгать, пилить, вырезать. В его мастерской пряно пахло масляными красками, клеем, растворителями. А еще посторонний посетитель мастерской никогда не уходил без подарка: раскрашенной деревянной фигурки или наброска пейзажа на обычном листе бумаги.

   Своей затаенной страсти он предавался в дни отпуска: рисовал с натуры улицы, дома, парк, людей. Не знаю, доводил ли Иван Петрович до ума эти этюды, оставлено ли какое-то готовое полотно. Но потребность в этом, видимо, была. Что-то ныло и болело в душе, пытаясь заместить страшные картины войны на торжество жизни и любви. Кто ближе знал художника, не спрашивал, почему седая копна волос у этого, еще нестарого человека. Откуда восторженный трепет к весеннему цветку или прощальному полету лебедей. Почему воспоминания о военной юности рождают печаль и тоску на лице. Как уживалась в нем пройденная военная действительность и желание запечатлеть краски мира.

   Иван Петрович Воскобойник прошел самое пекло войны, глох от взрывов снарядов, тщательно утюживших маленький клочок земли с горсткой пехотинцев, лежал бездыханный под слоем горящей земли, оживлен чужой кровью донора и руками неизвестного хирурга. Учился ходить, пить, дышать, чувствовать. Он на себе испытал бессилие и горечь отступления, сам видел глаза смерти. Стреляли в него, живого, юного, отчаянного. Защитниками становятся в бою. Иван Петрович сполна хлебнул солдатской доли, и каждый раз, покидая окоп, верил в отмщение врагу, верил в удачи и победу.

   С возвращением к жизни крепла уверенность, что выразить простую человеческую радость можно глазами художника, владеющего солнечной палитрой красок. Он окончил институт имени Сурикова, долгое время занимался народным творчеством. Его душа, сердце, руки накрепко привязались к Колыме. Колымский период звучит апофеозом в его произведениях. А тема войны лишь изредка высвечивается знаком, понятным только художнику.

Лидия Гужавина, пос.Ягодное

Прочитано 25 раз
Другие материалы в этой категории: « Защитник Ленинграда Военные дороги Майи »