Медсестра

Оцените материал
(1 Голосовать)

     Время не властно над памятью, если память кому-то нужна. На Ягоднинском погосте есть могила, на которой фотография женщины в военной форме настолько хорошо сохранилась, что кажется совсем недавно обновленной, хотя захоронению уже 35 лет. Причем нет никаких следов ухода и благоустройства, могила спрятана в лесном массиве, поэтому фотография не выцвела и не повреждена. Земля тугая, не расползлась и не обвалилась.

     Здесь нашла упокоение участница войны Киркорова Ксения Георгиевна, ей было 55 лет.

     Она родилась в 1925 году на Кубани в семье лесника. Семья Киркоровых пережила первую мировую войну, раскулачивание, коллективизацию. Старшие братья служили в рядах Красной армии. Единственная девочка в семье пользовалась особым вниманием со стороны отца и братьев. Она окончила школу, поступила на курсы медицинских сестер в Краснодаре. Черноглазая казачка по характеру неробкого десятка, могла постоять за себя, была весела и удачлива в делах. Гордилась крепкими родовыми корнями, безумно любила свою станицу, мечтала работать в родном хуторе.

     В июне 1941 года враг неумолимо приближался к родным местам. Как и в 1918 году отец и братья ушли в партизанский отряд. Второй раз семья Киркоровых взялась за оружие, чтобы защитить страну. Из Краснодара девушка самостоятельно пробралась к партизанам: ведь все глухие тропки и потаенные заимки ей были знакомы с детства от отца-охотника. Полгода Ксения Георгиевна находилась среди партизан, ходила на задания, приносила информацию о дислокации немцев и техники, участвовала в партизанских операциях. Однажды очередной выход на хутор чуть не закончился гибелью девушки. Их обнаружил наряд постовых, стал преследовать, двух молодых парней убили. Она же схоронилась в узком дупле выгоревшего дерева, у которого долго стояли, курили, переговаривались вражеские солдаты, упираясь в ствол древнего дуба. Только старая скрипучая кора отделяла фашистов от партизанки. Поджатые ноги затекли, уже не было сил висеть внутри на одних пальцах. Но она вытерпела и спаслась.

   Когда немцев отогнали, Ксения Георгиевна обучилась на курсах медицинских сестер и ушла на фронт. Были полевые госпитали под Керчью, в Симферополе, Харькове, Львове, Сталинграде, в Чехословакии, Румынии, Венгрии, везде на передовой. За время войны медицинская сестра Киркорова отдала бойцам 44 литра своей крови, спасая их от смерти. В Керченском заливе она тонула с раненым, но не бросила солдата. Она смотрела в глаза смерти и все равно ползла под взрывами снарядов к тем, кто нуждался в ее помощи, тащила в укрытие, выносила на себе, лечила словом, когда не хватало лекарств, провожала в последний путь. За время войны весь выпускной курс медсестер, где училась Киркорова, погиб на полях сражений.

   После войны Ксения Георгиевна Киркорова почти 11 лет служила в Ягоднинском РОВД в звании старшего сержанта, потом перешла работать в пожарную часть. В честь празднования 30-летия Победы в районном Доме культуры фронтовичка пришла в парадном кителе, на котором красовались орден Красной Звезды, Красного Знамени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией».

     До 35-летия Победы она не дожила всего несколько дней. И осталась в памяти обаятельной, мудрой женщиной с военной осанкой и глубоким взглядом черных глаз.

 

Лидия Гужавина, поселок Ягодное

Прочитано 19 раз
Другие материалы в этой категории: « Брестский трубач Ветеран трижды »